идея даёт плоды.

— Лучше лишних вопросов не задавай,- спокойно проговорила девушка, протирая чистой тряпкой вымытые кисточки.
— Ты будешь что-то делать со мной, а я просто сидеть послушно?
— Да, — девушка обернулась, посмотрев на него с улыбкой.
— Так дело не пойдёт.


— Ты мне доверяешь? – она подошла к нему, направив кончиком кисточки на него, почти касаясь носа.
— Нет! — взгляд с кончика кисточки перевёлся на девушку, которая нахмурилась, услышав не тот ответ.
— Придётся, со мной лучше не спорить. А сопротивляться, тем более.  Пум, — кончик кисточки коснулся кончика носа восседавшего на стуле.
— Что ты задумала?
— Так просто нельзя открывать все секреты, — девушка снова подошла к столу, где стоял поднос, а в нём несколько склянок с разными оттенками кашеподобной массы. – Мне придётся завязать тебе глаза, чтобы не отвлекался.
— Ну уж нет!
— Ааа… — девушка запрокинула устало голову назад, закатив глаза. – Нужно упрашивать? Да ладно? – недовольный взгляд.
— Ты бы на такое согласилась, предложив я тебе то, что даже сам не знаю, что ты мне предлагаешь?
— Мы долго будем болтать? Я тебе просто кое-что покажу.
— Сначала расскажи.
— Ладно,- девушка скрестила руки на груди. – Не хочешь, так не хочешь. Больно надо.
— Понятно, обида пошла. Ну серьёзно, нельзя так. У меня есть свои границы допустимого, своё восприятие к внешнему и тем более… Прекрати так на меня смотреть.
— У меня сейчас наступит паралич от скучной болтовни.
— На самом деле, ты невоспитанная, и твоё поведение не очень приятно, потому что ты пренебрежительно относишься к тому, что я хочу до тебя донести.
— А ты пренебрежительно относишься к тому, что я хочу тебе показать! Где компромисс?
— Отлично, компромисс заключается в том, чтобы я сделал так, как хочешь ты. О, женщины!
— Один раз!
— Ладно.
— И  я завяжу тебе глаза.
— Ла-адно.
— Правда?
— Да. Делай, что ты там хочешь сделать. Но, если что-то мне не понравится…
— Хорошо!
Девушка счастливо улыбнулась и спокойно выдохнула, выпустив ярко проявленную радость от полученного согласия.
Руки взяли повязку, аккуратно приложили к глазам, а затем пальцы завязали узелок на затылке.
— Вот так женщины и ослепляют мужчин, делая, что захотят. Ты даже не стесняешься, в самом прямом смысле лишила меня глаз.
— Я наоборот тебе их открываю. Мне нужно ещё кое-что сделать…
— Ещё?!
— Оголи торс.
— Так… — только он потянулся снять повязку, девушка остановила, сил было предостаточно, как и его спокойствие, которое не принуждало к резким движениям. -  Я не привык быть чьим-то увеселением.
— Пожалуйста, пожалуйста… Просто доверься!
Мужчина лишь тяжело вздохнул, и как-то без лишних слов, но не без сомнений снял с себя верх.
— Обещаю не приставать,- улыбнулась девушка.
— Уж постарайся.
Девушка взяла поднос, поставив его рядом с «ослеплённым».
Кисть коснулась кожи и её мягкие щетинки поднялись вверх, вырисовывая пока ещё непонятную линию.
— Что это за смесь?
— Травы, с небольшим добавлением натурального пигмента, чтобы рисунок был ярче. Представь, будто ты проходишь посвящение, в какой-то очень значимый клан.
— А рисунки на мне делаешь какой-нибудь дурацкой рожицы, от чего сидишь и довольно хихикаешь.
Девушка рассмеялась.
— Меня веселишь только ты.
— Если ты там напишешь неприличное слово… Поверь, ничего хорошего тебя не ждёт.
— Сколько угроз. Люди всегда так, с недоверием ко всему и готовностью к самому худшему? Иначе не бывает? – кисточка стала теплее, аромат на ней был уже другой смеси, более приятный, чем предыдущий.
— Да, защитная реакция – она первородная.
— И всегда все уверены, что на них нападают? Вот разве ты, когда начинаешь что-то делать, ты делаешь, чтобы причинить разрушение? Навредить? Атаковать?
— В любом случае, наступает то, из-за чего приходится защищаться.
— Верно, всегда защищается тот, кто всё время готов к подвоху. А если подвохов нет, то они вырастают из ничего, ведь защитная реакция первородна, надо как-то оправдывать её существование. Хоть она во многих моментах и не требуется, но именно ей и уделяют слишком много внимания. Ибо, каждый боится быть жертвой, из-за этого превращается в воина. Против кого только воюет…
— Наивность… Сколько наивности.
Мужчина отвлёкся и повернул голову к руке, словно пытался рассмотреть сквозь повязку, что происходит там. Девушка проводила кистью по плечу, но не рисовала, словно что-то накладывала.
— Что это?
— Сок алоэ, как аналог клея. 
— А поверх него что?
— Увидишь.
— Да что ты там делаешь…
— То, на что ты меня вдохновил.
Снова кисть продолжила свой путь, но уже другой жёсткости и с другим элементом, как по ощущениям, так и по аромату.
— Осталось немного, позволил бы ты мне всего тебя разрисовать, но как говорится, дело времени.
— Мечтать не вредно.
— Вот я и мечтаю, а потом осуществляю. Приятное занятие, скажу тебе. Для кого-то такие мечты слишком мелкие, но не для меня.
Рисунок тонкими нитями и словно ручьи проявлялся, покрывая тело, становясь всё ярче и насыщеннее, стоило только массе засохнуть на воздухе.
— Ну вот и всё. Не пострадал от колото-режущих?
— Вы были предельно аккуратны, к счастью, не пострадал,- повязка снялась с глаз, от чего веки зажмурились и не сразу раскрылись, привыкая к свету.
Девушка улыбнулась, протирая кисти после проделанной работы.
Мужчина подошёл к зеркалу, смотря на отражение. 
— Беру свои слова обратно про дурацкие рожицы… — он смотрел на отражение, и пальцами проводил по нарисованному, но не касался.
— Да, за это ты поплатишься. Я добавила пигмент, который не вымывается. И он будет смотреться не так эффектно, когда смоешь всё.
— За что? Сначала согласился помочь тебе в твоей неизвестной задумке, которая требовалась, а потом пошёл на компромисс.
— За то, что задел меня своими высказываниями и тем, что слишком много разглагольствовал.
— Извини, если тебя задел. Я не хотел этого делать специально, всё вышло реакцией на твои непонятные для меня действия и просьбу.
— Извинения принимаются, если я буду рисовать на тебе в течение недели.
— Не будет тебе извинений, шантажистка. Со мной такое не пройдёт. Иди, обижайся. С твоими пигментами на мне живого места не останется.
— С твоим отказом – тоже… Выхода нет.
— Не смешно.
— А шутила ли я?
— Конечно шутила.
Девушка приподняла брови, внимательно всматриваясь напротив стоявшего.
— Шучу, шучу,- улыбнулась девушка, продолжая тщательно протирать кисточки.
— И сколько дней не будет смываться твой пигмент? – он снова посмотрел на отражение.
— Да ничего я не добавляла, просто так сказала. Ты ведь искал подвоха, вот и выявила его, на что сразу не усомнился, ибо другого предположить нельзя в твоей голове.
— Больно ты много знаешь, что в моей голове.
— Ерунда всякая.
— Так...
— Но я не про все мысли, только те, из-за которых данный разговор.

Обсудить у себя 6
Комментарии (9)

спасибо

главное, не сопротивляться)

не могу ничего обещать в этом плане)

так что в итоге нарисовалось? или. включите фантазию, мистер?

именно так

оке. постараюсь)

у тебя здесь теперь как в картинной галерее /я про фон/. заходишь и такая антикварная роскошь)

окультуриваемся) мне тоже очень нравится.

прям ваще

люблю тоже всяческие красивые древности

надо побольше эту копилку обогащать) потому что история искусства тех времён бессмертна. 

это да. согласен

Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети: