"история одного человека".

 «2013-й год, вовсю начиналась летняя сессия у моей сестренки, казалось, и я училась вместе с ней, чувствовала себя студенткой. май. я всегда любила этот месяц, до определённого дня. 
в ту ночь мне не сиделось в квартире, хотелось свежего воздуха, звёздного неба, хоть какого-то, но только, чтобы смотреть на него и хоть немножко приблизиться к состоянию — ничтожности и всемогущества. 
качели. на них редко каталась, но с той ночи очень полюбила. к ним направилась не сразу, мой путь лежал к круглосуточному магазину, в котором давно приглядела одну бутылочку. после, какое-то время считала себя идиоткой, раз откладывала деньги именно на неё.
качели. 
наконец-то я оказалась на них. 
скрипучие до безобразия. кататься было нельзя. но, и посидеть тоже устраивало. 
свежий воздух омывал загазованные лёгкие, а чёрное небо с достаточно большим количеством звёзд для городской местностибезумно радовало, особенно душу деревенской девочки. 
— не найдётся сигаретки? — голос со стороны отвлёк от простого разглядывания неба. в городе мне всегда сложно быть чувствительной, как бы не старалась пропитаться моментом уединения с природой на данном участке обитания. 
— не курю,- около меня стоял мужчина лет пятидесяти, одетый не в самую новую одежду. 
— умница,- он слегка кивнул, и я не могла не заметить как посмотрел на бутылку в левой руке. 
— вот только этим могу угостить.
он тихо засмеялся.
— нет, спасибо,- его голос был очень приятным, в принципе, как и внешность. понятное дело кем он являлся, но всё же, были и огромные противоречия. какой бы обветшалой его одежда не была и местами перештопанной не одной заплаткой, от него пахло свежим мылом, а не зловонием. я почему-то сразу вспомнила детство — бабушку, которая стирала в овально вытянутом корыте у колодца, изредка поправляя выбившейся непослушный локон из-за белого платка в мелкий синий цветочек, похожий на вьюнок. и рифлёная доска, намыленная и потёртая от постоянной стирки.
— мне не жалко.
незнакомец лишь скромно помотал головой в знак отрицания. 
— присяду? 
— конечно,- вторые качели находились в метре. свободные. 
— точно не помешаю? — какой-то контрольный вопрос, словно ему не очень-то и хотелось оставаться тут.
— они жутко скрипят, поэтому особо раскачиваться не стоит.
незнакомец улыбнулся, и убедился в том, о чём предупреждала. 
— надо исправить, — высказал он, на что я усмехнулась, думая, что это очередные слова в пустоту. как бы надо, но сделается не знай когда, точнее, вообще скоро забудется, а ещё точнее, уже забылось. 
— чего тут одна сидишь?
— уже не одна. 
— а, ты вон какая, — какая именно спрашивать не стала, но он посмотрел на меня, будто ожидая вопроса. 
— просто захотелось подышать свежим воздухом. 
— не только им, — сделал акцент на бутылку. 
стало неудобно, да и пить расхотелось. стыдно. поэтому просто ела любимый Несквик.
— как твоё имя? — мне сразу понравился вопрос, то есть — не как зовут спросил, а именно имя. 
— Маша, а ваше? — его местами седоватые тёмно-русые кудри никак не могли перестать привлекать. иногда могу очень долго смотреть на кудрявых людей и испытывать особенно приятное чувство. 
— Семён. а ты на Машу особо не похожа, — а вот он был очень похож на моего дедушку.
— да, мне часто об этом говорят,- не смогла не улыбнуться. — а чего вы ходите один?
— нравится прогуляться перед сном, а вот разговаривать не очень. 
— но мы общаемся...
— ты наверное думаешь, что я какой-то бездомный, которому скучно, вот он и цепляется к незнакомым девушкам? 
— есть немного.
он усмехнулся и едва заметно подобрал край изношенной рубашки, проверяя указательным и большим пальцами ткань на прочность, будто бы приглядываясь сколько она ещё сможет ему прослужить. 
— завтра уезжаю, меня старший сын нашёл, спустя десять лет. 
— а почему с такой грустью говорите?
— я ведь их бросил. всю жизнь им испортил, а они меня нашли, хотят, чтобы я по-человечески начал жить. 
— почему вы их бросили? — мой позвоночник выпрямился и я полностью начала прислушиваться к тембру голоса, присматриваться к его мимике, жестам. пыталась почувствовать искренность того, о чём повествовал. 
— я оступился и очень сильно. семью уничтожил, оставил их совсем одних, а они только-только начинали жить… и не смотря на всё это, они любят меня... 
— где же вы были эти десять лет? 
— семь лет сидел, а остальные три года… первоначально хотел их найти и искал, но мне сказали, что никому я не нужен и много другого высказали, а я дурак и поверил. сказали то не они мне, совсем другие люди, которые это время воспитывали моих детей. а я что? ай… — едва заметно махнул рукой, и посмотрел в сторону. он очень тяжело дышал. — себя ведь не оправдываю, я ведь их матери лишил, какой бы она дурной не была… мать есть мать... 
мне в секунду стало страшно, но не его я боялась, а того, что происходило. мои руки заледенели, а сердце билось очень медленно, невыносимо стало трудно дышать. я понимала, что это лишь мои мысли и мои страхи, не больше, потому что плохо знала что он конкретно имеет ввиду, но вскоре паническое состояние испарилось. это стало хорошим знаком. 
— что же вы сейчас хотите?
— из-за жизни, в которую их швырнул по глупости и ревности, они ведь жили без нормальной семьи, они вообще жили без семьи… когда делятся своими радостными моментами, где моего присутствия нет, мою грудь гложет мерзкое чувство… я ведь должен пересказывать эти истории другим, а не они мне, проливая свет о том как жили… удавиться хочется, чтобы избавиться от этого жжения, — он прислонил кулак к груди, к самому месту, где и было неспокойно.
— вы-то удавитесь и будем вам спокойно, а ваши дети? что будет происходить в их груди? перестаньте думать о себе, и если ваши дети хотят о вас заботиться и дарят свою любовь, то примите и восполните то, что вместе упустили. вам ведь дарован шанс.
он грустно улыбнулся, а потом встал. его лицо стало совсем другим, в отличие, когда только подошёл ко мне и попросил сигарету. он будто бы помолодел. 
— когда я шёл сюда, то думал, если эта девушка на качелях меня прогонит, то так и быть, нечего портить этот мир ненужным бельмом. знаю, это глупо… но всё что натворил, простить себе не могу, а ко мне как к человеку относятся… вот даже ты, а если бы ты знала что я натворил...
— но то, что вы сделали не особо пугает ваших детей. они нуждаются в вас?
— да… они относятся ко мне также, когда помню их ещё маленькими...
— раз так, значит скоро и на душе будет спокойно. 
он кивнул, сжав плотно веки. его улыбка была такой невинной и доброй, что даже мне стало легко. 
— милая Маша, я буду часто о тебе вспоминать. и если эта ночь такая особенная, то в будущем мы с тобой ещё может встретимся. 
— хорошо. я тоже буду о вас вспоминать. 
— долго не засиживайся, а то тут всякие ходят,- мужчина усмехнулся и попрощавшись со мной направился по тропке за дома, уходя всё дальше и дальше. 
долго сидеть на качелях не стала и тоже поплелась в квартиру, где произошло озарение, из-за которого стало плохо... 
мои пальцы судорожно перебирали кучу бумаг, на которых было многочисленное число записей и распечаток, смешанных с экзаменационными ответами на вопросы и недавно распечатанными заготовками рассказов, написанных больше по моим снам. 
в голове была лишь одна мысль: » — неужели это он?"
через минуту заветный листок, затёртый временем был в моих пальцах. 
я сидела на полу и смотрела в одну точку, осознавая то, что произошло несколькими минутами ранее.
я встретилась с человеком, историю которого уже знала со слов Нэней (хоть она была мне чужим и посторонним человеком, но за время проживания с ней, она стала роднее многих), жила у неё, когда только приехала в первый город, после смерти бабушки и сестрёнка поступила в колледж. Нэней делилась особенно трогательными судебными процессами, на которых ей пришлось присутствовать. я знала о том, о чём он не высказал вслух. ситуация, после которой настрочила 240 страниц. герой, выгравированный по-моему вкусу, но взятый из основ того самого Семёна, который оставил меня под впечатлением, когда услышала впервые о нём, его детях, о жене. эта история негромкая, но для меня особенно важная.
я вспомнила о вас, и снова с теплотой и благодарностью.
надеюсь, у вас всё хорошо".  
***
на следующее утро, когда вышла из подъезда, во дворе раздавался лишь лучистый смех детишек, когда они катались на качелях, взмывая в самое небо. вокруг царили чистые звуки радости: собак, которых выгуливали; поющих птиц; где-то неподалеку проезжающих машин, и никакой скрип этой гармонии не нарушал. 
___
2011.
Нэней.
— чего я только не видела в зале этого суда, пока работала секретарём, но одну историю никогда не забуду! веришь, даже сама судья еле сдерживала слёзы, а им вообще нельзя проявлять эмоций, ибо вершат правосудие, тут здравый рассудок нужен. 
Семён, до сих пор помню его, до чего красивый мужчина, а дети у него — двое мальчишек и кудрявенькие, как плакали они… как плакали. 
— так что произошло? 
— жену он свою убил. задушил. сам мужчина он честный, работящий, добросовестный, а жена гуляла у него. я сама его знала, моя Регина с его старшим сыном училась в одном классе. ездил он часто по командировкам, а ей все не хватало мужицкого плеча. детей оставляла и шла по мужчинам. Семён узнал об одном, а там и обо всех, ничего ей не сказал. приехал из командировки, переспал с ней и задушил подушкой. сам пришёл, во всём признался. если ты бы слышала, как дети просили его не сажать, если бы видела их слёзы и то, как они его любили. они его так любили… сохранили ли они эту любовь? постоянно думаю об этом, когда вспоминаю его. а он пропал куда-то — ни слуху ни духу".

Обсудить у себя 6
Комментарии (3)

Какая удивительная история… С начала до конца). Но что меня более всего поразило:

— когда я шёл сюда, то думал, если эта девушка на качелях меня прогонит, то так и быть, нечего портить этот мир ненужным бельмом.

Вот так ни с того ни с сего кто-то к тебе подходит, а ты и не знаешь тогда, что от тебя, от одного твоего маленького решения, зависит чья-то жизнь.

вот, от твоих решений зависит множество жизней) 
чувствуешь, да.
___
а вообще, нам кажется, вот даже МП взять — сидим тут, типа от балды, а всё имеет свою закономерность. думаю, да.
да и просто встреча с человеком в персональной реальности. каждый оставляет какой-то отпечаток, даже если мы непридаём какого-либо значения. 
посмотреть бы на это цепочку со стороны и задуматься, то и как происходит с каждым появившемся и исчезнувшим из твоей жизни человека. 

чувствую. аж поплохело).

это да. кто-то больше, кто-то меньше влияет, но все так или иначе какой-то след оставляют, даже если их потом забываешь. всё равно в тот момент, когда происходило общение, они какую-то свою роль выполнили.

Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети: