Ближе, чем могут быть любовники друг к другу.

Нежность – это эфир любви, основополагающая сердцевина. Страсть, желание – огонь, который не возникает сам по себе, но может существовать без нежности, без любви. Нежность же — воздух, без него не зародиться огню, которому суждено полыхать подобно Солнцу — всегда, создавая день и ночь; без него душа погибает.
Ты можешь не прикасаться к человеку, можешь не снимать перед ним одежду, можешь не допускать к своим губам, но если между вами нежность, она сведёт тебя с ума от одного полуприкрытого взгляда.
___
Раннее утро, настолько раннее, что даже спит кошка, не вправе вырваться из сна на кухню и позавтракать пока ты там хозяйничаешь.
— Ты куда-то собралась? – сонный, привлекательно взлохмаченный заходишь на кухню, опираясь плечом на проём двери. Глубоко вздыхаешь и потираешь глаза, пытаясь смахнуть негодника Морфея, ещё пляшущего на твоих веках, рассыпая снотворное горстями.
— Кое-какие дела, иди спать.
— Какие дела? – хмуришься, пытаясь сосредоточиться. И что тебя отличает от ребёнка? Лишь рост и едва видимая щетина на подбородке и усиках. – В такую рань могут быть только очень важные дела, давай, делись,- садишься на стул и внимательно смотришь, как всегда проницателен. Невольно зеваешь, организм хочет спать, потому что вчера был поздний отбой. Длинные пальцы ведут по лбу, подхватывая длинную чёлку, зачёсывая её назад.
— Вот резинка,- пальцы протягивает тебе резинку, а ты наклоняешься головой, зная, что с твоими волосами справлюсь лучше. Светлые локоны умело собираются, затягиваются в свободно-неопрятный хвостик. Твой лоб прижимается к животу, как к ближайшей опоре, руки едва заметным объятием опоясывают, и где-то на уровне коленей замирают без движения. – Мой мальчишка,- ладонь поглаживает по голове, одаривая прикосновением больше материнским, чем женщины. Сонный, сомкнув глаза, касаешься щекой тонкой ткани рубашки, тихий вдох и горячий выдох около пупка сквозь хлопок, отчего руки упираются в твои плечи и прекращают невинное объятие, оправдываясь, что пора уже идти. Ты недовольно и по-детски продолжаешь хмуриться, не открывая глаз.
— Я с тобой пойду,- вот упрямый. – Только умоюсь и быстро переоденусь.
Ты определённо чувствуешь, что это очень важно. И хочешь быть ещё ближе, чтобы стало понятным насколько это важно для тебя.
— Жду десять минут, если не успеваешь, то всё.
— Строго, как в армии.
— Ты в армии ещё не был.
— А уже готов к ней по твоим командам. 
— Хватит болтать, время идёт.
— Я талантливее Цезаря — успеваю везде,- ребячливый болтун. — Ты даже не напоминаешь мне мою маму, сколько отца.
— Давай скорея! – смех. Скорея и быстрея – нельзя отказаться от сленга детей.
Как здорово, что ты никого не напоминаешь, смотря на тебя – виден только ты. Никаких призраков, никаких копий, только оригинал. Совсем не хочется описывать тебя эпитетами и метафорами, ибо твоё лицо отчётливо вырисовывается действиями. Наверное, никому не составит труда представить тебя, полностью очароваться, ведь в тебе истинное чудо, которое не преувеличиваю и ни в коем случае не преуменьшаю. Ты не слащав, не приторен, не глупый юноша, которого так легко обвести вокруг пальца, чьё сознание можно приглушить, сделать податливым. О нет, ты не был тем, кто ведётся на манипуляции, кто не может разобраться — где правда, а где ложь. Ты чувствителен к внешнему и внутреннему миру, ты давно мужчина, не мальчик: по поступкам, по рвению к жизни, чувства уверенности в ней, пряча потаенные страхи и переживаемую боль в душе. Она с тобой навсегда, боль, которую поймёт не каждый, услышит и увидит в твоих глазах, в прикрытых веках. Люди чувствуют неловкость, неприятие, слыша твою историю, точно так же, как и каждый открывает своё потаённое, но ведь потаённое убережет только тот, кто понимает и проживает то, что прожил сам. И пусть катятся к чёрту те, кто высмеивают сокровенное, дай Бог им никогда не познать того, с чем просыпаешься и засыпаешь каждый день, являясь твоим разрушающим во тьме и созидающим при любом времени суток.
«Мой мальчишка…»
Как же хочется тебя защитить… Нет, не слепа, давно чувствую твою защиту, самую главную защиту – от самой себя. Никому не под силу справиться со мной, но ведь так мало знает людей, что орудие нежность самое действенное при разминировании души.
— Дорога не близкая, — идёшь рядом, слегка поправляя футболку, пальцами распрямляя загнутый белый уголочек. Над твоей головой не хватает только нимба, ведь ты весь, будто соткан солнцем: на загорелых руках с видимыми слегка вздутыми венами, вдоль локтя, поблёскивают пушистые выгоревшие до белого золота мягкие волоски. Макушка головы с длинными пшеничными волосами уже прилично убранными, тоже попали под влияние ослепляющего поцелуя солнечных лучей, но сдались не полностью, отличаясь местами более тёмным переливом. Взгляд спокойного ясного океана, хранящий в себе чистоту и какую-то детскую наивность, что активизируется на всю мощь в особой компании. Всё чаще мысль, что ты выдуман, возможно так и буду подтверждать, если кто-то захочет уличить, ведь с тобой настоящим не посмею делиться. Прекрасное издавна пытаются уничтожить, но никто не протянет к тебе тёмных лап, ибо ты подобен квинтэссенции.  
— Я потерплю,- отвечаешь, улыбаясь, сомкнув веки.  
Раннее утро, солнце захватывает сонное, пробуждая тёплыми лучами. Прохлада после ночи сияет росой на траве, которая повсюду дышит свежестью. Люди выгоняют скот на пастбище, открывая настежь двери сараев, выпуская не только свою живность. Аромат стоит ещё тот… Минуя знакомую до гальки улицу, кислород фильтруется, в атмосфере замечается больше бабочек и разных жучков, пролетающих мимо ушей, неугомонные воробушки поклёвывают почти созревшие яблоки в чужих садах, пардон, их садах. Для птичек вряд ли подразделяется – моё и твоё, всё принадлежит им, что могут ухватить.
Одна улица сменяется другой, через центр к школе, от школы к абсолютно ровной вертикальной дороге, лишённой какого-либо движения. Дорога к облакам, устремлённой вверх, врезающейся в горизонт, но поднимаясь, замечаются пики сосен, образующие бор на пригорке. Вертикаль минуется поворотом налево, а затем напрямую.
Крупная ладонь касается руки рядом, сжимая в мягком объятии длинных пальцев, сопротивления нет. Шутливый диалог прекращается.
— Я так и знал.
Периметр кладбища покоится возле соснового леса «шапочкой» и березового лесочка с небольшим полем по другим сторонам, как «шарфом». Здесь очень красиво, всю деревню видно как на ладони.
С каждым годом могил становится больше, возраст упокоенных всё меньше и меньше. Кладбище – тоже что-то родной улицы, где ты почти всех знаешь, только никто из домов не выходит, лишь наблюдают улыбчивыми лицами с единственного окошечка.
— Привет, Мам,- самый нежный и улыбчивый взгляд смотрит прямиком в душу, и в этот раз улыбка ещё радостнее, так всегда кажется. По-другому и быть не может.
— Здравствуйте, наконец-то она познакомила меня и с Вами. Знаете, Ваша дочь замечательная, но какая она бывает невыносимая, моего терпения не хватает… Наконец-то я могу это высказать и меня поймут, как никто никогда не поймёт.
— Он преувеличивает…
— Нет. Вот она давно знакома с моими родителями, а она… Она не хотела со мной общаться!
— Переста-ань!
— Но я не злюсь на неё, потому что я здесь и я рад познакомиться с Вами. Мне очень приятно, а об остальном Вы и сами всё знаете.
Могилы – доказательство смерти человека. Приходя на могилы, ощущаешь, что оболочка жизни лопается, встречаясь с неизбежным тет-а-тет. Это потом, возвращаясь в свой привычный мир, осознаёшь, что нет, никакой смерти нет. Подобного устойчивого знания не хватало на кладбище, потому что нет места фантазиям «всё хорошо». На могилах не особо разговаривают, так, делятся обо всём помаленьку, но остальное всё в душе, мысленно услышат. Я всегда общалась вслух,  обычно, когда приходила одна, так легче. Но если с кем-то из родственников, то слышалось: «давай просто помолчим, не рви душу».
В этот раз был рядом человек, который знал о смерти как никто другой, но не носил знание смерти с собой, как бремя. Лицо на портрете улыбалось, облекая форму жизни, стоявшей перед нами фигурой, внимательно слушающая и заинтересованная, просто не отвечает, ведь по взгляду и так понятно каков её ответ на задаваемые вопросы, чтобы рассудила. Мы всё болтали, разъясняли как дети, то, что не высказывали друг другу раньше, не переставая удивляться новым открытиям в припрятанных тайнах.
Нежность — это забота, забота — это близость, близость — доверие. Всё это жизнь, для которой создан каждый. Но каждый делает свой выбор, всегда.

Обсудить у себя 17
Комментарии (14)

знаешь, какая в тебе сила: ты вдребезги разбиваешь цинизм и скептицизм, который с годами копится)

что интересное, эту силу пробуждаю не я, я замечаю как разбивают в определенной степени мой цинизм и скептицизм. понимаешь в чём суть: одному без другого не существовать. исходная направляющая не я, но я принимающая и раскрывающая в себе.
и это чудесно... 
вот в чём смысл жизни, наверное: видеть, чувствовать. 

просто ты умеешь это — увидеть волшебство в другом человеке)

я вот, когда читаю о чувствах людей друг к другу, часто ловлю себя на вопросе: и где они находят, таких вот удивительных людей. а потом сам же себе отвечаю: красота (и всё остальное) в глазах смотрящего. челвоека делает уникальным и удивительным взгляд, который способен это разглядеть (так-то мы все удивительные, но кто ж это рассмотрит). а я, наверное, лишён такой способности. я больше критикую, чем восхищаюсь кем-то (вернее это у меня лучше получается).

когда я читала твои откровения, был такой момент у тебя, ты не знаешь какой у меня шквал эмоций выплеснулся, я даже влюбилась в твою душу после тех откровений и скучала по тебе, когда пропала, занимаясь переездом в дальние края. Seppo вообще замучил, спрашивая, когда ты появишься, обманщицей меня называл а я ему- скоро, скоро объявится наш котёночек! и не прогадала. 
ты ни разу не лишён способности передавать то, что тревожит душу, просто, оно тебе кажется будто бы неволнующим, может быть. 

наверное… если есть, что передавать. просто я очень редко по-настоящему увлекаюсь людьми. как будто они мне кажутся неволнующими (особенно это парней касается). девушками я увлекаюсь чаще и легче). вот потому всегда и удивляюсь тому, как у многих получается влюбляться, да ещё так чисто, светло, самозабвенно…

а я и не знал, чо так скучали по мне))).

по поводу мужского пола — согласна полностью. но вынести им мозг, когда те хотят присесть на уши, что-то наподлить, прикрываясь — я же на твоё благо, тут мне нравится уделать некоторых. 
____
но есть мужчины, есть люди, которые переворачивают весь мир. 
____
вот знай. Seppo вообще страдал. 

я вот иногда (часто) жалею, что я на парень. мне кажется, с девушками мне было бы проще (хотя, кто его знает)).

вот мне и хочется в это поверить, но блин… хотелось бы, наверное, встретить такого и убедиться, что таки да, оно возможно и в моей реальности (а не где-то там далеко). только чтобы он именно в хорошем смысле мир перевернул, в плохом нам не надо))).

буду знать.

парень не парень, вообще не играет роль. если люди нравятся друг другу, то их ничего не останновит, кроме их какой-то внутренней установки «непонятночто». 
верь и будь, а там, Вселенные встретятся) 


вот в том-то и дело, что меня-таки остановят внутренние установки. хотя мне нравятся женщины, и видимо, отчасти это объясняет, почему мне не нравятся парни… но вот я не могу переступить через какого-то своего внутреннего цензора в этом плане. хотя я совершенно спокойно отношусь к однополым отношениям со стороны, но вступать в них, тем не менее, не хочу. женщина для меня — это скорее объект какого-то платонического поклонения… вечное притяжение, которое никогда не может быть реализовано до конца.

а парень — нечто более земное, кто-то с кем можно рассчитывать на единение духовное, физическое, во всех смыслах, короче, потому что это естественно итд. но на практике это кажется слишком примитивным и неинтересным. и вот хочется парня, который сломал бы этот шаблон, снёс крышу, перевернёл всё с ног на голову, сам бы стал объектом притяжения, и при этом был бы реальным, досягаемым итп.

не то, что это всё мне прям нужно (скорее нет), но это хочется испытать хотя бы просто для того, чтобы испытать, поверить (и проверить), что такое в принципе возможно...

в общем, путано всё, но ты поймёшь, я даже не сомневаюсь))

поняла тебя полностью, и могу одно заявить — тут только твой человек тебе подарит полный сотряс всего. и дай Бог, оно произойдёт вскоре 
тем более, у тебя тоже такая история жизни и семьи, что только особенный человек сможет увидеть, полностью понять, даже, когда ты ему всего и не расскажешь, чтобы данное понимание зародилось. 
оно есть! всегда. все оберечены на счастье, в ком оно живёт) 

все оберечены на счастье, в ком оно живёт)

Это надо золотыми буквами — на табличку, и на стену повесить (или на грудь), чтобы не забывать о том, что счастье обязательно должно идти изнути) спасибо тебе

и тебе спасибо, милый котечка! 

Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети: