ночь.

— Меня  завтра выписывают,- девушка подтянула коленки к себе, кусая вкусный круассан.
— Да, я подготовил твои документы,- мужчина, расположившись напротив неё, сидел так же, как и она, на полу.
Они ужинали, поздно ужинали круассанами, когда уже все спали в палатах.
Его взгляд пал на блокнот.
— Ты что-нибудь писала?
Девушка кивнула, вытерла салфеткой руки и взяла блокнот, протянув мужчине.
— Прочитайте.
Он тоже вытер салфеткой руки, открыв блокнот. Обнаружил всего несколько строк, от чего посмотрел, приподняв вопросительно бровь.
— Читайте,- улыбнулась.


«Ты умничка. Ты очень быстро набираешься сил, настолько быстро, что начинаешь понимать, как всё устроено вокруг тебя, как устроена ты. Не теряй столь возрождающее чувство, завтра тебе может показаться всё глупостью, где-то даже предательством, но это не так. Самое лучшее лекарство из всех, которые ты можешь употребить — всегда при тебе».
Он прочёл вслух, девушка, поджав губу, смущённо улыбнулась.
— Твой мир – лекарство?
— Да! Мир во мне и вокруг меня. Мир… Мы всё время говорим обо мне, поделитесь своим миром, ведь вы сама гармония.
— Доверие, а это сближение.
— Я не против сблизиться, если, конечно, вы не против.
— Дружба меня всегда привлекала.
— Вы даже позволите мне быть вашим другом? – её щёки немного порозовели.
— Друзьями становятся, а не позволяют ими быть,- он улыбнулся.
— И мы сможем общаться за пределами больницы?
— Конечно.
— И даже, когда захочется вам поговорить, а не мне? – она с подозрением прищурила глаза.
— Без сомнений.
— Здорово… Не подскажете, люди уже открыли купальный сезон? Купаются ли на реке, про отпуска на островах не надо.
— Не замечал людей на реке, и купаются ли они там…- правда, он даже не обращал внимания.
— Середина июня, всё-таки.
— Думаю, что да, сезон открыт. На улице жарко.
— Хотелось бы на речку… Как хорошо, что меня завтра выписывают. Так не хватает воды…
Плечики девушки опустились вниз, она посмотрела в окно, закрашенное ночью.
— У вас кто-нибудь умирал из дорогих вам людей?
— Нет.
— Я очень часто задумываюсь, что такое смерть, копаюсь как можно глубже, но это словно возиться в куче опавших листьев, думая, что они сами по себе на земле образовались и что-то прячут, а на самом деле, листья опали с ветвей, прикрывая собой верхний слой почвы. И всё. Дерево очень долго живёт, а вот листья падают частенько, как и зарождаются каждую весну. После того, как умерла мама, мне снились сны, в которых она оправдывается что уезжала, пришлось так сделать. Мне было плевать почему она уехала, самое важное, что она вернулась, я чувствую её объятия, поцелуи, снова слышу нежный голос и чувствую мягкие пальцы на моих волосах. И да, она просто уехала, это же так легко было объяснить её долгое отсутствие. Вполне логичное. Почему я раньше до этого не догадывалась?
Когда умерла бабушка. Засыпая, я слышала её мелодичный свист. Казалось, с похоронами опять всё выдумали, вот же она, по ту сторону комнаты, сидит себе, вяжет носочки и посвистывает. Я обожала умиротворяющий мелодичный свист, но не шла проверять комнату, чтобы поздороваться с ней. Я просыпалась, просыпалась постоянно в странной реальности, где всё иначе.
Когда умерла лучшая подруга, я видела её лицо в прохожих: у кого-то улыбка, у кого-то похожие прямые бровки; где-то так же, как у неё взлетела тонкая кисть руки, поправляя непослушную чёлку, и именно её кофточка там, на втором ряду, как всегда места для «умников, которые ничего не хотят пропустить», она также прилежно слушает преподавателя, записывая то, что не особо стоит записывать… Это сводило с ума по-настоящему, но я была рада обману, ведь снова похороны выдумали, и вот она рядом, просто мы не можем общаться из-за её парня, который не хотел, чтобы мы общались. Всему всегда есть оправдание, они самые простые и так плевать разбираться в них, ведь главнее – они живы.
Знаю, так долго себя нельзя обманывать, но насколько кажется реалистичным то, когда появляется шанс – человек жив, просто есть обстоятельства, по которым он не может быть рядом, но он есть. Он живёт немного дальше, чем мы привыкли ощущать, – девушка обняла коленки, поджав губы, которые хранили улыбку. – Ещё странность… Ваш ежедневник, я уже где-то видела его… Только заполненный, правда. Сегодня отчётливо поняла, что уже видела его, только не могу вспомнить… Но да ладно.
— Ну вот, я ничего оригинального не приобрёл.
Девушка ощутила лёгкую вспышку, в самом центре груди. Тревожный, сжатый комок, который срочно нужно прогнать, ведь она собирается поправиться, а не задержаться в стенах больницы.
— Хочешь, я отвезу тебя на реку?
— Если только прогуляемся, не хочу никуда ехать. Мой дом рядом с пляжем, к тому же, я выйду только ближе к ночи. А вам на работу.
— Одна ты не пойдёшь ночью на пляж, во-первых, это опасно. Во-вторых, я всё равно мало сплю, свежий воздух не помешает. В-третьих, я тоже живу не далеко от пляжа.
— Хорошо, тогда до завтра…
— До завтра. 

Обсудить у себя 13
Комментарии (0)
Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети: