паноптикум.

осень.
время душевнобольных)


Мужчина вошёл в палату. Девушка спала. На тумбе лежал блокнот с закладкой и ручкой, готовой упасть с края на пол. Указательный палец аккуратно подвинул ручку, теперь она находилась в безопасности. Рука подобрала полураскрытый блокнот, исписанный почти до последней страницы.
«Любовь… Человек гаснет, тлеет, когда познаёт настоящую любовь и больше не сможет её ощущать по ряду жизненных процессов, неизменно и непреклонно происходящих, одно только осознание приводит к отмиранию чего-то невинного, основательно, казалось бы, прочного, детского и по-юношески чистого. А потом резко приходиться становиться взрослым, тем существом, которое лишено многих прекрасных чувств, часто называемых «розовыми очками». Мир совсем неважен, когда отобрали «розовые очки», не разбили, а отобрали. Такой исход хуже. Без любви невыносимо жить, существовать возможно, но жить… Жить – значит наслаждаться. Но что любовь есть на самом деле? Когда ты любишь лишь одного человека, или пару, а может больше...? Любовь это намного больше, чем мы представляем себе и позволяем познать.
« — Любовь – это мир, которому ты позволяешь быть вопреки всему, он создаёт тебя больше, чем ты его. И все люди, воспоминания, события, даже определённые вещи, времена года… Всё — кого и что ты любишь всегда живут в этом мире, вне зависимости: живо или мертво, близко или далеко, хорошее или плохое… Любовь это ты, всецело, а не то, что тебе даруют, говоря «я люблю тебя». Ты – мир, который живёт в моём мире и будет жить, вне зависимости буду я жив или мёртв, далеко или рядом, хороший или плохой…»
— Некрасиво читать чужие записи,- девушка лениво открыла глаза, положив под щёку ладонь.
— Тебе нравится писать? – врач пододвинул стул и присел, по-прежнему держа в руках блокнот.
Девушка молча кивнула. Она чувствовала усталость, за окном раздражающе пылал июнь, так же, как и весь её прежний мир, который она совсем не хотела разрушать, но это произошло вопреки её воли.
«Он создаёт тебя больше, чем ты его», равносильно «Он уничтожает тебя больше, чем ты его».
— Воспоминания или просто размышления?
— Патологическая ложь, как и всё окружающее, — устало ответила девушка.
Мужчина едва заметно улыбнулся.
— Я могу взять на время твой блокнот?
— Нет, я ещё не закончила,- девушка заставила себя присесть. Тело почти не ощущалось, вчера ей ввели препарат, из-за которого канула в сон, притупивший многие эмоции. Сейчас было спокойно, но тревогу и боль в грудной клетке ни один препарат не выведет, вряд ли. Если только доза, которая полностью заберёт всё, заставив навсегда погаснуть мир, но такого врачи не предпринимают. Они спасают, стараются спасти.
— А когда закончишь, то разрешишь взять блокнот? – его голос переполнялся спокойствием, очень даже профессионально, убаюкивающее, вызывающий доверие, чтобы пациент чувствовал себя комфортно, не ощущая угрозы. От него полностью исходила аура безопасности и надёжности.
Он определённо высококвалифицированный психолог и психиатр, несомненно, подумала девушка, рассматривая его внешность. Она знала, что он видит её взгляд, анализирует каждое едва заметное движение брови, уголков губ, незаметное и вроде бы обычное движение пальцев, слегка сжавших край одеяла, будто опираясь, чтобы удобнее сидеть. Каждый вздох поддавался анализу, иного в его природе не могло быть.
— У вас есть что-то схожее с моим героем. Выдуманным,- девушка не отводила взгляда от проницательного цвета глаз. – Спокойствие и знание на шаг вперёд, прежде чем он произойдёт. Возможно, даже и незнание, но преподносится настолько уверенно, что нет сомнений перед тобой хозяин положения, а ты лишь тот, кого так легко прочитать, как вот этот недописанный блокнот. Даже если хозяйка блокнота видит и ловит с поличным, ваша внешность и глаза не заставляют меня сердиться на вас, даже больше, я поделюсь блокнотом, когда допишу. Вы добрый, подсказывает сознание. Женское очаровывается вашей внешностью, подсознательно улавливая и аромат, исходящий от вашей одежды и от кожи, природное расслабляется, добровольно расписываясь под строчкой «можно доверять». Всё так славно и здорово, если бы не вмешательство другого мужчины, живущего в твоём сознании, заставляющий думать примерно так же, как и вы. Мужчины со спокойным взглядом, приятно пахнущим, уверенным в чтении шага наперёд, или же, создании непоколебимой иллюзии, что ты, якобы ведаешь о шаге наперёд. Ненужная защитная реакция сводит с ума, зачем я думаю об этом, когда вы мне не интересны? – девушка по-детски опустила взгляд.
— Защитная реакция на то, чтобы я не смог оказаться гостем в твоём сознании, в котором можно похозяйничать.
— Воспринимается как вызов,- улыбнулась девушка. – К счастью, таких мужчин мало, умеющие хозяйничать в сознании женщины, делая её сильнее.
« — Твоё счастье ни от кого не зависит.
— Не понимаю, это эгоистично…
— Потому что ты думаешь поверхностно. Счастье совсем не то, что обременяет и даётся в долг, за который обязательно нужно платить, за которое кто-то имеет право просить возврат. Это не эквивалент! Счастье – элемент, свободно существующий и дарующий, принимаемый.
Девушка нахмурилась, повторяя про себя высказанное им, пытаясь окончательно понять.
— Ты моё счастье…  Моя семья, дом — счастье… Друзья – счастье…
— Верно.
— И когда это все не рядом со мной, мне плохо!
— Но ты не несчастна, даже если любимое не рядом с тобой, даже, если ты этого никогда не увидишь и не почувствуешь. Знаешь, почему ты не несчастна? Потому что во всём произошедшем и происходящем тебе даруется любовь, и если оно на какое-то время недосягаемо для тебя, от этого счастье не исчезает. Оно не призрак, призрак лишь наше чувство, появляющееся тогда, когда мы хотим пожалеть, назвать себя бедненькими… Мы отворачиваемся от счастья, а не счастье от нас. Привыкай всё называть верными именами, не путая с мнимыми понятиями».

— Сильнее?
— Да.
— Насколько ты стала сильной?
— Настолько, что больше никогда не попаду в подобное заведение, но слабость происходит со мной впервые, поэтому, я позволяю вам прогуливаться в моём сознании. Я со смирением принимаю всё, что со мной сейчас происходит и мне хочется собрать все свои силы, чтобы чувствовать счастье. Пусть на данный момент кажется неосуществимым, почти не вижу ничего кроме удушающей темноты боли… Какова жизнь после смерти? Мне придётся по-настоящему узнать. Думаю, этот вопрос намного важнее, чем его задают в другом русле. Но никто и ничто не умрёт, пока оно здесь,- девушка прижала ладонь к груди,- но особенно важно, когда здесь,- она указала в район «третьего глаза». – Какова жизнь после смерти, когда тебе приходится жить без тех, кто твоё счастье и любовь? Вот это намного важнее, чем бредить о других мирах, в которых все, конечно же, совсем не так. В других мирах намного лучше, но каково обустроить лучшее в этом мире, когда тебе кажется, что нет тех самых материалов и инструментов для создания лучшего? Точно нет или просто не хочешь? И если не хочешь, нужно ли чувствовать вину? Выбор, просто стоит сделать выбор: быть счастливым, или ничего не замечать, сделав себя несчастным по доброй воле. Сохранить и возвести мир в настоящее царство или наплевать на него, видимо, нужно быть настоящим эгоистом, чтобы наплевать на тех, кого ты называл любовью, счастьем, радостью, жизнью… Настоящим уродом к себе, наплевав на собственную любовь, на счастье, которое есть ты сам, а не то, которое тебе должны подарить… Я окрепну, мне нужно окрепнуть, чтобы стать ещё сильнее. Жизнь после смерти, значит мир, который я создам, а не в который меня направят по чьей-то воле, и который якобы заслуживаю для перехода по взвешиванию грехов и правильных дел при жизни на Земле. Нет! 

Обсудить у себя 11
Комментарии (2)

Прекрасно! 

мерси)

Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети: